Иван IV был коронован на царство в Успенском соборе Кремля 16 января 1547 г. Прежде чем облачить нового царя в его одеяния, митрополит Макарий громко зачитал молитву, в которой он просил Бога укрепить Ивана на троне справедливости... дать ему победу над варварами... сделать его мудрым хранителем церкви... дать справедливость народу, заботиться о бедных.

    3 февраля царь Иван IV женился на Анастасии Романовне, девушке из древней боярской некняжеской семьи Захарьиных-Юрьевых. Она оказалась женщиной благородных наклонностей и верной женой. Выбор Ивана IV вызвал недовольство у аристократических княжеских семей. Князь Семен Лобанов-Ростовский сказал по этом поводу: "Государь обидел нас своим браком, взяв боярскую дочь, его рабыню как невесту. И мы должны служить ей, как будто бы она - наша сестра''.

    После смерти царицы Анастасии царь Иван IV решил жениться вновь (на иноземной принцессе). В международном плане такая женитьба могла поднять его престиж и улучшить дипломатические отношения. Царь заявил митрополиту Макарию и боярам, что он отправит посланников для выбора подходящей невесты в три страны: Литву, Швецию и Кабарду (Черкессию). Из дипломатических соображений царь склонялся к литовскому браку. Брачные переговоры с Литвой и Швецией закончились провалом, и 21 августа 1561 г. Иван IV женился на кабардинской княжне Кученей, дочери князя Темрюка. Она была наречена при крещении Марией.

    В дальнейшем у Ивана было еще около 4-5 жен. однако законными с точки зрения православия являются только первые 4 - Анастасия Романовна, Мария Темрюковна, Марфа Собакина и Анна Колтовская.

Судебник.

    Существовала необходимость издания нового судебника. Судебник 1497г., изданный в правление Ивана III (все об Иване III), был краток и неполон. Поэтому в 1549 г. начали разрабатывать новый судебник, а царь следил за подготовкой нового судебника (часто называемого "Царским судебником"). Он был составлен в 1550г. и одобрен Стоглавым Собором в 1551 г.

    Царский судебник рассматривает в основном судебные процедуры, уголовные преступления и лишь некоторые нормы гражданского законодательства. В то же время Царский судебник провозглашал основной закон - единственным источником законодательства является судебник, то есть: "В будущем все тяжбы должны производиться согласно судебнику".

государственная печать Ивана IV.
Завоевание Казани.

    Царство нуждалось не только во внутренних реформах. Его нужно было также защищать от нападений внешних врагов. В течение 1547-1552 гг. московское правительство с помощью переговоров смогло избежать войны с Польшей и Литвой.

    А вот опасность татарских набегов - как крымских, так и казанских - продолжала нависать над Москвой. Ситуация ухудшилась, когда казанцы выбрали ханом Сафа-Гирея, (принадлежавшего к крымской ветви татар). С ним вместе в Казань прибыло много крымских вельмож. За крымским ханом стоял его сюзерен - турецкий султан.

    В 1541 г. крымский хан Сагиб-Гирей предпринял главную кампанию против Москвы. Татар смогли остановить. Каждый набег выливался в увод большого количества пленных, которые затем продавались на рынках рабов. В 1551 г. в Казани было около ста тысяч пленных русских.

    Московия послала разведывательную экспедицию против казанских татар в феврале 1547 г., с тем чтобы исследовать дороги на Казань и испытать силу татарского войска. Русские достигли устья реки Свияги. За этим последовало две более амбициозные кампании зимой 1547-1548 гг. и 1549-1550 гг. Ни одна из них не была удачной, так как необходимо было возвести укрепления ближе к Казани. Было решено построить крепость при впадении Свияги в Волгу, в сорока километрах от Казани.

    В конце мая 1551 г. войска и строители отправились к устью Свияги. Касимовский царь Шах-Али был назначен главнокомандующим экспедиционного корпуса. Деревянная крепость, названная Свияжск, была спешно построена на холме, контролирующем устье Свияги. Тогда два посла прибыли в Свияжск и предложили Шаху-Али ханский трон. Шах-Али отослал их в Москву для переговоров. Они просили Ивана IV не посылать войска против Казани, а обеспечить казанцам мир и позволить Шаху-Али стать их царем (ханом). Со своей стороны, они обещали выслать в Москву царицу Сюнбеку с ее сыном Утемышом (ханом Казани) и освободить всех русских пленных в Казани.

    Иван IV согласился поддержать это предложение. Царица Сюнбека и ее сын были выданы воеводе, князю Петру Серебряному. Она и мальчик Утемыш были привезены в Москву 5 сентября 1551 г. и заключены в Кремле. Таким образом казанцы выполнили одно из условий соглашения с Москвой. Другое условие, касающееся освобождения русских пленников, было выполнено лишь частично. Хан Шах-Али приказал всех русских пленников в Казани и в округе доставить в его дворец, чтобы отпустить на волю. Хозяева пленников, однако, не спешили подчиниться ханскому указу и старались скрыть рабов от чиновников, посланных ханом. Он смог передать русским представителям 17 августа лишь две тысячи семьсот пленников и пообещал всеми силами постепенно вернуть остальных. Московская летопись фиксирует, что позднее с нагорного берега, из Казани и Казанского региона были возвращены шестьдесят тысяч русских пленников. Их доставили в Свияжск, временно разместили и обеспечили провиантом, а затем распустили по домам. В плену оставалось еще около сорока тысяч человек.

    Те же казанские вельможи, что пригласили Шаха-Али на трон, теперь устраивали бунты, так как не хотели отдавать Москве пленных русских.Положение Шах-Али серьезно осложнилось. Шах-Али пытался подавить бунт жесткими мерами и казнил многих его лидеров. Это только подлило масла в огонь. Московское правительство предложило послать в Казань войска, чтобы сохранить ему трон. Но Шах-Али предпочел уйти. 6 марта 1552 г. он покинул Казань и направился в Свияжск в сопровождении восьмидесяти четырех татарских князей и вельмож, которые остались ему верны. Из Свияжска он возвратился в Касимов. В мае Шах-Али женился на пленной царице Сюнбеке.

    Власть в Казани захватила теперь астраханский царевич Ядигара и начал подготовку к войне с Москвой. В апреле московский совет решил начать широкомасштабную кампанию против Казани. Русская армия должна была собраться в Свияжске. Митрополит Макарий послал воинам свое благословение, поощряя их воевать против неверных- "которые продолжают, проливать христианскую кровь".

    Начало военных действий было ненадолго отложено из-за эпидемии цинга в Свияжске, восстания черемисов и похода крымского хана на Тулу. Только 13 августа царь Иван IV прибыл в Свияжск со своими войнами. Артиллерия, военные и прочие запасы были заранее посланы в Свияжск по Волге на кораблях из Нижнего Новгорода.Русские подошли к Казани в конце августа. Численность их армии оценивалась в сто пятьдесят тысяч воинов. Город Казань был защищен крепкими стенами и хорошо снабжен военным снаряжением и продовольствием. Гарнизон состоял из тридцати тысяч татар и двадцати семи тысяч ногайцев.

    Сперва защитники Казани не страдали от недостатка питьевой воды, поскольку они вырыли подземный туннель к источнику близ реки Казанки. Татарский князь Камай, который перешел на сторону русских, раскрыл им этот секрет. Московиты заминировали туннель и взорвали его. Часть городской стены рухнула. Казанцам удалось заставить отступить русских, хлынувших в проем, но подземный путь и доступ к источнику были уничтожены.

    Около 1 октября русские подготовили все ко взрыву основной башни казанской стены. Через князя Камая царь Иван IV объявил казанцам, что он сохранит им жизнь, если они сдадутся и выдадут своих предводителей. В противном случае пощады не будет. Казанцы сдаться отказались. Иван приказал русской армии готовиться к штурму Казани. Взрыв башни прошел успешно, и русские ворвались в город. Защитники отчаянно сражались. Когда они увидели, что дело проиграно, они выдали своего хана Ядигара. Оставшиеся в живых попытались уйти через болота в ближайшие леса, но были окружены. Татары запросили пощады, но русские не согласились. Почти вся татарская знать погибла в этот день.

    Когда царь Иван IV въехал в разрушенный город, толпа русских пленников, приветствовала его как спасителя. После того как мертвые были похоронены, и город убран, Иван IV по согласию с духовенством и теми членами государственного совета, что сопровождали его в Казань, заложил основание православного собора в центральной части города.

Трон Ивана IV.

    6 октября царь назначил своим наместником в Казани, ответственным за тысячу пятьсот сынов боярских, три тысячи стрельцов и значительное число казаков, князя Александра Горбатого. Сам же отправился в Свияжск, а оттуда в сопровождении бояр в Москву. Когда Иван IV был на пути в Москву, посланец принес ему весть, что царица Анастасия родила сына, получившего при крещении имя Дмитрий. 29 октября царь Иван IV триумфально вошел в Москву, приветствуемый духовенством, знатью и всем населением столицы.

Взятие Астрахани.

    В начале 1550-х годов Астраханское ханство являлось союзником крымского хана, контролируя нижнее течение Волги. Поход 1554 года был совершён под командованием воеводы князя Юрия Пронского-Шемякина. В сражении у Чёрного острова русское войско разбило астраханский отряд, а Астрахань была взята без боя. В результате этого похода Астраханское ханство было подчинено Русскому царству. После покорения Астрахани русское влияние стало простираться до Кавказа.

Первая встреча с англичанами.

    24 августа 1553г. английский корабль "Эдуард Благое Предприятие" под командованием капитана Ричарда Ченслера бросил якорь в устье Северной Двины близ монастыря св. Николая. Англичане оказались у русских берегов случайно. "Эдуард Благое Предприятие" был одним из кораблей флотилии, состоявшей из трех судов, посланных для исследования арктического пути к Дальнему Востоку с конечной целью обнаружения нового торгового пути к Китаю. Два корабля погибли от сильного штормового ветра, и лишь корабль Ченслера достиг устья Двины.

    Ко времени экспедиции англичане имели лишь туманные представления о самом существовании России. Как Ченслер позднее говорил Клементу Адамсу, лишь только после того, как он и его люди спустились на берег и вступили в контакт немногими встреченными ими обитателями тех мест, они узнали, что страна эта называется Россией, или Московией, и что правит и вершит дела всюду в этих местах Иван IV Васильевич. 

1553 год. Иван Грозный принимает капитана Ченслера.

    Холмогорские власти немедленно послали гонцов в Москву, чтобы проинформировать правительство о прибытии англичан. Ченслер был приглашен в Москву. Он покинул Холмогоры 23 ноября и проехал на санях через Вологду и Ярославль. Он был под большим впечатлением от этого длительного путешествия и говорил: "Москва находится в двухстах милях от Ярославля. Местность между ними тесно заполнена малыми деревнями, в которых так много людей, что удивительно видеть их: земля обильно родит зерно, которое они везут в Москву в таком количестве, что это приводит видящего в удивление. Вы встретите утром семь или восемь сотен саней, идущих туда и оттуда, некоторые из которых везут зерно, другое - рыбу. Сама Москва великолепна, я полагаю, что город в целом больше, чем Лондон с его пригородами. Но он очень не отделан и расположен совершенно беспорядочно. Их дома все сделаны из дерева, очень опасного для огня. Там стоит прекрасный Замок (Кремль), стены которого сделаны из кирпича и очень высоки".

    Ченслер был принят на аудиенции царем Иваном IV и приглашен на торжественный обед, он говорил: "Царский прием был с беспорядочным застольем, и все же это был богатый прием- все подавалось на золоте, не только сам царь, но и все мы обслуживались также, и все было очень массивным: бокалы были золотые и очень тяжелые. Число обедавших там в этот день было двести человек, и все обслуживались на позолоченной посуде". Когда Ченслер возвратился в Англию в 1554 г., король Эдуард уже умер, и Ченслер должен был представить свой отчет наследнице, королеве Марии (Кровавой Марии).

    Для торговли с Россией была организована Московская компания (Русская компания), для чего в 1555 г. была получена грамота от королевы Марии. Ченслер был послан назад в Москву с двумя специальными агентами компании, Ричардом Греем и Георгом Киллингвортом.

    Они были радушно приняты царем, после чего дьяк Иван Висковатый и представители московских купцов обсудили с ними условия первого русско-английского торгового соглашения. В результате этого обсуждения царь издал грамоту для английско-московской компании. Грамота содержала важные привилегии для англичан: безпошлинные торговые сделки, специальную юрисдикцию для англичан, живущих в России и право разрешения юридических трудностей между собой.

    Когда Ченслер отплыл назад в Англию в 1556 г., он взял с собой царского посланника Осипа Непею (первого русского посла в Англию). Ченслер утонул, когда корабль был разрушен штормом близ Шетландских островов. Непея был спасен и после многих невзгод  прибыл в Англию. Он был с энтузиазмом встречен в Лондоне 28 февраля 1557г.

    Непея получил от королевы Марии для русских купцов привиле­гию беспошлинно торговать в Англии, равно как и разрешение нани­мать на царскую службу технических специалистов и ремесленни­ков разного типа. Эта привилегия в действительности была беспо­лезна, поскольку русские в это время не имели судов морского клас­са, способных плыть в Англию.

    Но Москва была заинтересована не только в торговле с Западом. Московское правительство нуждалось в западных технических специалистах всех типов - инженерах, мастерах горного дела, врачах, архитекторах, ювелирах и т.д. И разрешение нанимать технических специалистов немедленно использовалось самим Непеей. Когда он вернулся в Москву, то взял с собой доктора, аптекаря и многих спе­циалистов технического профиля.

Печатное дело.

    Дебаты на церковном Соборе 1553-1554 гг. дали импульс печатному делу в Москве. Решение этого Собора откорректировать церковные руководства и религиозные книги (в то время еще в рукописях) едва ли было выполнимо без использования печати в целях избежания дальнейших ошибок копиистов.

    Другим стимулом основания печатного дела в Москве было постоянное строительство в царстве новых церквей и монастырей, в особенности после завоевания Казани в 1552 г. в районе Средней Волги. Все большее и большее количество церковных руководств и религиозных книг было необходимо духовенству и для ведения служб в новых регионах.

    В результате в тот же год царь, по совету Макария, приказал начать печатать книги в Москве. В качестве эксперимента была основана маленькая типография, предположительно в церкви св. Николая в Кремле. Очевидно, что дьякон этой церкви, будущий знаменитый печатник Иван Федоров, и работал на первом печатном станке. 

Война с Ливонией.
В. М. Васнецов Царь Иван Грозный, 1897.

    В январе 1558 г. русские войска вторглись в Ливонию для овладение побережьем Балтийского моря. Русская армия находилась под высшим командованием царя Шаха-Али из Касимова. Его помощником был дядя царя Ивана IV, князь Михаил Глинский. Среди командиров передовой гвардии были боярин Алексей Данилович Басманов и Даниил Федорович Адашев, среди командиров арьергарда - князь Андрей Михайлович Курбский.

    После вхождения в Ливонию русские разграбили страну и встретили лишь незначительное сопротивление. Затем они обратили свое внимание на укрепленные города, которые они надеялись взять осадой с помощью своей тяжелой артиллерии.

    11 мая 1558 г. Алексею Басманову и Даниилу Адашеву сдалась Нарва. В июле русские под командованием князя Петра Ивановича Шуйского осадили процветающий город Дерпт. 18 июля представители архиепископа Дерпта, дворянство и городской совет предложили условия собственной сдачи, по которым жители должны иметь свободу выбора - выехать или остаться в городе.  На следующий день Шуйский подписал все условия. Царь издал для города грамоту, в которой он утвердил условия и гарантировал жителям право свободной торговли в Новгороде, Пскове, Ивангороде и Нарве, равно как и право покупать дома и сады в тех же городах. Жители этих четырех городов должны были иметь те же права соответственно в Дерпте.

    В результате военных успехов и мудрой политики по отношению к завоеванным городам, вся восточная часть Ливонии была занята русскими. Через Нарву русские получили удобный доступ к морю. Торговые корабли различных стран незамедлительно начали использовать порт Нарву. Землевладения немецких рыцарей и монастырей были конфискованы и частично стали доступны для использования крестьянами. Русские поставляли им хлеб, семена, скот и лошадей. 

    В течение зимы 1558-1559 гг. русские совершили рейды в северную часть Ливонии. Ливонцы, находясь в отчаянной ситуации, вошли в контакт с королем Дании Фридрихом II, который предложил свое посредничество за заключение перемирия между царем и Ливонией. Адашев посоветовал Иван IV согласиться. По мнению Адашева Россия получила желанное - доступ к Балтике. Царь нехотя согласился одобрить перемирие. Оно было заключено на шесть месяцев - с мая по ноябрь 1559 г.

    Ливонские рыцари воспользовались перемирием для обеспечения литовской поддержки. 31 августа 1559 г. в Вильно было заключено соглашение между великим князем Литовским и королем Польши Сигизмундом Августом и магистром ливонского ордена Готардом Кетлером (согласно которому Сигизмунд Август принимал Ливонский орден под свою защиту). Сигизмунд Август обещал послать литовские войска для борьбы против Московии при следующем условии: юго-восточная часть Ливонии вдоль Западной Двины должна быть немедленно занята литовскими войсками. Одновременно епископ острова Эзеля обратился за защитой к Дании. А затем, в октябре 1559 г. (до того, как истек срок соглашения о перемирии) Кетлер предпринял поход против Дерпта, но был отброшен.

    В отместку царь Иван IV вопреки совету Адашева решил возобновить военный натиск, направленный на завоевание всей Ливонии. Весной и летом 1560 г. русские нанесли крупное поражение ливонским рыцарям при Эрмесе и под командованием князя Андрея Курбского и Даниила Адашева штурмовали Феллин, который рассматривался как наиболее сильная крепость в Ливонии (август 1560 г.). Однако русские победы 1560 г. оказались весьма кратковременными. Они просто ускорили активное вмешательство Литвы и Швеции в дела Ливонии.

    Летом 1561 г. шведы захватили Ревель (Таллинн) и всю центральную и западную часть Эстонии. Раздел Ливонии был закреплен соглашением от 28 ноября 1561 г. в Вильно между королем Сигизмундом Августом и магистром Кетлером. Ливонский орден был распущен. Кетлер стал герцогом Курляндским в качестве вассала короля Польши. Договор о подчинении Ливонии Польше и Литве был формально подписан архиепископом Риги в феврале 1562 г. и герцогом Кетлером в марте того же года. Россия твердо удерживала Восточную Эстонию с Нарвой и Дерптом. Со Швецией Москва заключила (1561г.) двадцатилетнее перемирие.

    23 февраля 1577 года 50-тысячная русская армия снова взяла в осаду Ревель, но взять крепость не удалось. В феврале 1578 года дипломатический представитель Викентий Лаурео с тревогой доносил в Рим: «Московит разделил своё войско на две части: одну ждут под Ригой, другую под Витебском». К этому времени вся Ливония по Двину, за исключением только двух городов — Ревеля и Риги, была в руках русских.

    В августе польская армия взяла Полоцк, затем двинулась на Великие Луки и взяла их. Шли прямые переговоры о мире с Польшей. Иван Грозный предлагал отдать Польше всю Ливонию, за исключением четырёх городов. Баторий на это не согласился и потребовал все ливонские города и уплаты 400 000 венгерских золотых за военные издержки. Это вывело Грозного из себя.

    После этого, летом 1581 года Стефан Баторий вторгся вглубь России и осадил Псков, который, однако, так и не смог взять. Тогда же шведы взяли Нарву, где пало 7000 русских, затем Ивангород и Копорье. Иван IV был вынужден пойти на переговоры с Польшей, надеясь заключить с ней затем союз против Швеции. В конце концов царь был вынужден согласиться на условия, по которым «ливонские бы города, которые за государем, королю уступить, а Луки Великие и другие города, что король взял, пусть он уступит государю» — то есть длившаяся почти четверть века война оказалась бесплодной. 10-летнее перемирие на этих условиях было подписано 15 января 1582 года в Яме Запольском.

    После активизации военных действий между Россией и Швецией в 1582 году  начались мирные переговоры, результатом которым стало Плюсское перемирие. Ям, Копорье и Ивангород переходили к Швеции вместе с прилегающей к ним территорией южного побережья Финского залива. Русское государство оказалось отрезанным от моря. Страна была разорена, а северо-западные районы обезлюдели. 

Опричнина.

    Царь хотел увеличить свою диктатуру, так как видел везде только предательство, заговоры и недовольство. Царь нашел выход из тупика, учредив опричнину.

    Иван IV решил рискнуть и отречься от престола, но сделать это так, чтобы его отречение не было принято народом, и он в результате получил бы полную власть и смог бы безжалостно расправиться со своими врагами, реальными или предполагаемыми.Дабы обеспечить все наверняка, он начал тихо собирать группу служилых людей, которым он мог абсолютно доверять. От них он потребовал особой клятвы верности. Он намеревался создать из них опричный двор.Иван IV боялся объявить об опричнине в Москве. Поэтому он решил временно оставить столицу и удалиться туда, где он будет лучше защищен своими телохранителями - "бандой сатаны", как именовал их Курбский.

Иван Грозный и Малюта Скуратов (Седов Г. С., 1871).

    3 декабря 1564 г. царь со своей семьей покинул Москву и направился в деревню Коломенское к югу от города, а оттуда двинулся на моления в Троицкий монастырь. Но это не было обычным паломничеством. Царь приказал избранной группе бояр, дворян, боярских сынов и дьяков, в чьей благонадежности он не сомневался, сопровождать его. Он также приказал отряду провинциальных дворян и боярских сынов следовать за ним в боевом порядке. Среди того, что он взял с собою, были царская казна, иконы, ювелирные изделия и одежда.

    21 декабря царь и его кортеж отъехали из Троицкого монастыря в Александровскую слободу на ярославской дороге. Здесь они остановились и укрепили стены и башни. Обычно, когда царь покидал Москву даже на короткое время, он назначал какого-нибудь боярина для присмотра за столичными делами в его отсутствие. На сей раз ничего подобного сделано не было. Результатом стали напряжение и замешательство, усиливавшиеся с каждым днем.

    3 января 1565 г. Иван IV послал в Москву гонца с письмом митрополиту Афанасию и боярам. В этом письме царь обвинил бояр, сынов боярских и дьяков - во многих преступлениях, таких, как разграбление государственной казны, захват земель, уклонение от военной службы и предательство. Иван IV также винил иерархов церкви во вмешательстве в пользу виновных, которых хотел наказать. Он объявил, что по причине всего этого он должен оставить трон и просить Бога указать ему подобающее место уединения. Одновременно с этим письмом посланник Ивана IV привез и другое, адресованное купцам и простолюдинам Москвы, заверявшее, что царь благорасположен к ним. Иван IV приказал зачитать это послание публично.

    Митрополит Афанасий отказался лично поехать в Александровскую слободу, но согласился послать туда в качестве своих представителей архиепископа Новгорода и архимандрита Чудова монастыря, с тем чтобы просить царя вернуть свое расположение боярам, дьякам и всему народу, не оставлять трона, править по своему усмотрению и наказать предателей по своему разумению.

    Царь выиграл эту рискованную игру. Его нервное напряжение в ходе этих судьбоносных событий может быть оценено по донесению ливонца Иоанна Таубе, отмечавшего, что ко времени своего возвращения в Москву в феврале, царь Иван Грозный потерял все волосы на голове. 5 января царь великодушно простил духовенство, бояр и народ и объявил об условиях возвращения на трон в специальном указе, который устанавливал режим опричнины. Эти условия гласили:

1. Царь будет обладать полной свободой власти наказывать и, если необходимо, казнить предателей и конфисковывать их собственность.

2. Царь создаст внутри государства свой собственный отдельный двор. Он изберет персонал своего двора - от бояр до мелких слуг - среди доверенных людей.

3. Даже становясь главой своего личного суда и личных войск, царь сохранит власть как глава государства.

4. Бывшая государственная и военная администрация будет продолжать функционировать, но бояре должны будут адресовать все важные дела царю.

    Таким образом, должно было быть введено двоевластие: царская опричнина и земщина. Опричнина давала царю средства реализации своей диктатуры и обеспечивала его личную безопасность. Жизнь в новом царском дворце приобрела внешнюю видимость монастырской. Опричники носили в стенах дворца черную одежду и именовались братьями. У каждого опричника к седлу коня были привязаны собачья голова и метла. Эти эмблемы должны были подчеркнуть их собачью преданность царю и готовность вымести из страны предательство. Расправа с предполагаемыми предателями началась немедленно после обнародования указа. В феврале 1565 г. были казнены князь Александр Борисович Горбатый, его сын Петр, два других князя и окольничий Петр Головин. Князья Дмитрий и Иван Куракины были насильственно пострижены в монахи. Многие дворяне и бояре были высланы в Казань. Вся их собственность была конфискована. 

Поход на Новгород

    В декабре 1569 года, подозревая новгородскую знать в соучастии в «заговоре» и в намерении передаться польскому королю, Иван в сопровождении большого войска опричников выступил в поход против Новгорода. Двинувшись на Новгород осенью 1569 года, опричники устроили массовые убийства и грабежи в Твери, Клину, Торжке и других встречных городах.

    В Тверском Отрочем монастыре в декабре 1569 Малюта Скуратов лично задушил митрополита Филиппа, отказавшегося благословить поход на Новгород.

    2 января 1570 года боевые отряды окружили город, сотни священников были посажены под арест, монастыри взяты под полный контроль. Через четыре дня сюда приехал уже сам царь. Он отстоял службу в Софийском соборе и потом приказал начать репрессии. Опричники стали мародёрствовать во всем городе и его окрестностях. По записям летописей, каратели никого не жалели, взрослых и детей пытали, избивали, а потом сбрасывали прямо в реку Волхов. Если кто выживал, то того заталкивали под лёд палками. По разным данным, погибло от 2 тыс. до 10 тыс. человек. Расправившись с Новгородом, царь выступил на Псков. Царь ограничился только казнью нескольких псковичей и грабежом их имущества. 

Русско-крымская война

    В 1563 и 1569 годах вместе с турецкими войсками Девлет I Гирей совершил два безуспешных похода на Астрахань. Во втором походе участвовал и турецкий флот, но поход закончился безрезультатной 10-дневной осадой Астрахани.

    Начиная с 1567 года активность Крымского ханства стала нарастать, походы совершались каждый год. В 1570 году крымцы, почти не получив отпора, подвергли страшному опустошению район Рязани. 

    В 1571 году Девлет Гирей предпринял поход на Москву. Обманув русскую разведку, хан перешёл Оку под Кромами, а не у Серпухова, где его ожидало царское войско, и устремился к Москве. Иван уехал в Ростов, а крымцы подожгли предместья столицы. В последовавшей затем переписке царь согласился уступить хану Астрахань, но тот не удовлетворялся этим, требуя Казань и 2000 рублей, а затем и заявил о своих планах захватить всё Русское государство.

    В 1572 году хан начал новый поход на Москву, закончившийся уничтожением крымско-турецкого войска в битве при Молодях. Гибель отборной турецкой армии под Астраханью в 1569 году и разгром крымской орды под Москвой в 1572 положили предел турецко-татарской экспансии.

Конец Опричнины.

 

Согласно В. Б. Кобрину, опричнина продемонстрировала полную не боеспособность при вторжении татар: привыкшие к грабежам мирного населения опричники просто не явились на войну. Москва была сожжена. В результате, за последние два года он потерял веру как в верность, так и в дееспособность опричного корпуса. Во время нового нашествия в 1572 году, опричное войско было уже объединено с земским, а в том же году царь вообще отменил опричнину и запретил само её название.

 

Поход Ермака.

 

    1 сентября 1581 года дружина казаков под главным начальством Ермака выступила в поход за Каменный Пояс (Урал) из Орла-городка (по свидетельству Строгановской летописи, именно Строгановы  позвали казаков с Волги на Чусовую и отправили их в поход, присоединив к отряду Ермака  300 ратных людей из своих владений).

⁠   Данная экспедиция была совершена вопреки воле царя, который в ноябре 1582 года выругал Строгановых за то, что они призвали в свою вотчину казаков-«воров». Царь Иван IV велел Строгановым под страхом большой опалы вернуть Ермака из похода в Сибирь и использовать его силы для оберегания пермских мест. Но в то время как царь писал свою грамоту, Ермак уже нанёс Кучуму сокрушительное поражение и занял его столицу.

⁠    После взятия им столицы Сибирского ханства ⁠— Искера, Ермак отправил гонцов к Строгановым и посла к царю — атамана Ивана Кольцо. За это царь Иван Грозный принял его очень ласково, богато одарил казаков и в подкрепление им отправил князя Семёна Болховского и Ивана Глухова, с 300 ратниками. Среди царских подарков, отправленных Ермаку в Сибирь было сразу две кольчуги, в том числе и кольчуга, некогда принадлежавшая князю Петру Ивановичу Шуйскому.

    Завоевание Западной Сибири Ермаком Тимофеевичем и его казаками в 1583 году, а так же взятие им столицы Сибирского ханства — Искера — положили начало обращения местного населения в православие(войска Ермака сопровождали четыре священника и иеромонах). Помимо этого сибирские народы были приведены в васальную зависимость и обложены данью. Стала подконтрольна сибирская река Обь, и создан плацдарм для дальнейших открытий в глубь на восток. А сами казаки после таких походов превращались из опальных-воровских казаков, в государевых людей.

   

   

Посланники от Ермака на красном крыльце перед Иваном Грозным. Картина С. Р. Ростворовского, 1884 год

Смерть Ивана Грозного.

 

    У Ивана Грозного в последние шесть лет жизни развились остеофиты, причём до такой степени, что он уже не мог ходить самостоятельно и его носили на носилках.В феврале и начале марта 1584 года царь ещё занимался государственными делами.  16 марта наступило ухудшение, царь впал в беспамятство, однако 17 и 18 марта почувствовал облегчение от горячих ванн. После полудня 28 марта царь умер. Тело государя распухло и дурно пахло «из-за разложения крови». Джером Горсей (английский дипломат времен Грозного) заявлял, что смерть постигла царя за игрой в шахматы.

Иван IV Васильевич. Х. Вайгель. Гравюра. Фрагмент. Нюрнберг, вторая половина XVI века.

Иван ⁠IV Васильевич "Грозный" (г/ж 25 августа 1530 — 28 марта 1584)

x